∞ (o_huallachain) wrote in russkij_sever,

o_huallachain
russkij_sever

Categories:

Толвуя, посёлок на берегу Онежского озера

Сейчас село (или, как помпезно написано на табличке местной управы, "сельское поселение") Толвуя - это шунгит. Это такой минерал, разновидность графита. Он назван в честь посёлка Шуньга, который находится недалеко от Толвуи. Он чёрный, как и полагается разновидности графита; используется много где - от металлургии и строительства до производства фильтров и изготовления амулетов, якобы помогающих от компьютерной зависимости нейтрализующих вредные магнитные поля, испускаемые компьютерами, телевизорами и прочими губителями здоровья современного человека. В Петрозаводске шунгит продают и во всех сувенирных лавках, и на пристани, куда причаливают "Метеоры" - и в виде гламурно отшлифованных пирамидок, столбиков и шариков, и в виде обычных обломков, чёрных, пачкающих руки въедливой пылью. А в Толвуе все дороги такого цвета - от шунгитной пыли и щебня.

Но у Толвуи долгая история. Хоть сейчас по ней этого не скажешь - от той долгой истории почти ничего не осталось.

Первое упоминание о Толвуе относится к 1375-му году. Считается, что селиться там начали ещё раньше, и заселяли эту территорию новгородцы. Толвуя расположена на Карнаволоке, который делит надвое Толвуйскую губу. Когда-0то там стоял Толвуйский погост, вокруг которого было целых тридцать три деревни. Рядом с погостом есть деревня Имичевская (Загубская), считающаяся родиной преподобного Зосимы - одного из основателей Соловецкого монастыря. Под Толвую когда-то удалили в изгнание старицу Марфу Иоанновну, мать царя Михаила Федоровича.

Когда-то в Толвуе стояли три деревянные церкви. К сожалению, все они сгорели, и сгорели давно, ещё в XVIII столетии, во время большого пожара 1722 года, так что об их облике можно судить только по архивам. На их месте строили другие церкви, но опять из традиционного для Севера материала - дерева, так что огонь по-прежнему был для них разрушителен. После очередного пожара, возникшего от удара молнии в грозу, было решено построить одну каменную церковь - Георгиевскую, на возведение которой дали деньги богатые толвуйские крестьяне Захарьевы. В 1878 году церковь была освящена. Она была перекрыта сомкнутым сводом, увенчанным пятью деревянными главами. Храм и кладбище были окружены валунной оградой. Но и этой церкви не повезло. Во времена борьбы с религией, перед Великой Отечественной войной, её разрушили тоже. Разрушили и валунную ограду кладбища. Всё, что осталось - это остов, реставрация которого не производится.

Сейчас Толвуя - это большой посёлок, состоящий в основном из деревянных домов - одноэтажных и двухэтажных. Есть клуб, он же здание управы, он же спортивный зал. Там мы и жили все четыре для, которые провели в Толвуе.




Клуб стоит на наволоке, на самой высокой точке села.



Рядом с посёлком - упомянутый шунгитовый рудник. Рудник этот - место весьма мрачное на вид. Потому что всё мутно-чёрного цвета и всё покрыто шунгитной пылью. Отмывалась она, правда, легко.





Грязь там тоже чёрная - из шунгитной пыли. Высохнув - растрескивается.







На территории рудника есть озерцо, с ярко-оранжевыми отложениями по краям.











Рудников два - по одной стороне дороги и по другой.









Во втором руднике выработка породы идёт вниз.





Там же шунгитную породу взрывают, чтобы получить доступ к богатым пластам. Высверливают шурфы и закладывают в них взрывчатку.





А вот так выглядит село. Деревянные дома, бани, поленницы, парники.



Бревенчатая остановка автобусов. И весёленько раскрашенные бочки - урны для мусора.









За клубом-управой - остатки Георгиевской церкви. Видимо, она была клубом, а потом построили новый и старый закрыли.













На стене бывшей церкви - полустёршийся серп-и-молот.



Напротив - какой-то слабо читаемый лозунг, что-то про то, что что-то будет "жить вечно". И трава, и цветы в человеческий рост.





Село большое, я его так и не смогла обойти целиком.







Дома в основном деревянные, но попадаются и такие:







На крышах домов - самодельные антенны.





Дров надо запасать много - зимы здесь долгие и холодные.



Есть улица Школьная. Там школа. Детей в посёлке немало, там что школа не вымирает.



Мотоцикл с коляской - по прежнему частое транспортное средство. Хотя у многих машины. И катера, чтоб ездить по озеру.







За селом на берегу - можжевеловые заросли. Настоящий лес. Кусты ростом метра по три, не меньше. Дышится там легко, а какие закаты оттуда, с горки, видны!



Много больших, многоквартирных деревянных домов, такие есть и в Архангельске, и в других местах по Северу. Их часто называют "леспромхозовские". При домах - общественные же туалеты типа "сортир".







Вечера, по-северному неспешные, там очень хороши. Если бы ещё не комарьё...









Прожили мы там четыре дня. Что там было хорошо - так это местное молоко (из Медвежьегорска) и изобилие электричества. И люди местные очень хорошие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments