Путешествия, с камерой наперевес... (se16) wrote in russkij_sever,
Путешествия, с камерой наперевес...
se16
russkij_sever

Categories:

Таймыр 2008. Часть 5: Дорога домой

автор текста - СкиталецЪ
фотографии экспедиции - Merlin
оригинал статьи живет здесь


Часть 5. Дорога Домой…



По тому же самому пути возвращаемся обратно. Норильчане уже свою часть пути прошли, даже перевыполнив обещанное. А мы ведь должны были пройти стихийную часть маршрута с норильчанами навстречу друг другу. Они вот свою прошли, а мы с нашими мегаавариями опоздали на встречу. Поэтому едем потихоньку обратно с осознанием выполненной цели. Макс уже вышел в инет и почитал нам геофорум. Чертовски приятно читать там, вдали сообщения от друзей. Это греет и зовет на подвиги.





180 километров до Ванкора прошли без сучка и задоринки часа за четыре. В полной темноте попали на Ванкор, по своему треку приехали на выездной КПП, и уперлись в гигантскую пробищу, километра на три. Зимник закрыт – оттепель.



Во время оттепели на зимник технику не выпускают. Тяжелые машины быстро превращают чудо инженерной мысли в лохмотья. Делать нечего, ложимся спать прямо на Ванкоре у подножия гигантского холма.





Утром не торопясь устраиваем покатушки с этого холма. Холм оказался бугром пучения – это когда вода попадает под почву, замерзает там и слегка почву приподнимает. На следующий год ситуация повторяется. Вот и вырастают такие бугры внушительных размеров. Накатались на славу, наведя на работяг легкую панику и ступор. Они ведь тут работают.



На КПП нас почему-то взяли и без слов пропустили. Взгляды какими нас провожали водилы лучше бы не видеть. Им-то тут сидеть безвылазно очень долго. И мы опять по совершенно пустой трассе идем на запад. Разница по времени в четыре часа с этого момента начинает приходить в норму. За прошедшие три дня зимник неузнаваемо изменился. Там где мы летели, теперь глубоченные колеи. Там где переправы – слой воды.





На каждом пикете и перед каждой значительной переправой стоят принудительные кирпичи. Это те самые волокуши. Теперь дорожники их ставят прямо на дороге, перекрывая возможную траекторию.



Вот так жестко, но необходимо. Тяжелый грузовик это не объедет без посторонней помощи. А мы бы прошли на лебедочках аккуратненько. Но почти всегда при нашем приближении могучие шлагбаумы раздвигаются. Видимо нас «ведут» по рации. Дорогу нам освобождают беспрекословно и без лишних слов. В одном месте они, правда, этого сделать не успели, и мы на радость публике, выполнили драйвовый объезд через косогор с критическим креном. Было красиво. На выезде с переправы через Таз дорога перекрыта ГТС, которые, не сговариваясь, разъехались в стороны, давая нам коридор для проезда.



А вот и та самая табличка на Дудинку. Это действительно фанерка размером с пачку сигарет, воткнутая в обочину. Встали, покурили, подумали. И приняли неожиданное решение – едем на Дудинку, будь, что будет. В нужном направлении уходила четкая глубокая колея от УРАЛа. Ехать стало тяжеловато, уже вторая третья пониженная. И вдруг пикап начинает кипеть. Видимо радиатор от шестерки, прикрученный Костей в Сургуте буквально на жвачку, не выдерживает изменившегося
теплового режима двигателя. Забегу чуть вперед, действительно крышка радиатора начала травить давление и всю оставшуюся дорогу до дома пикап отчаянно делал попытки закипеть.





И вот мы стоим в тундре. До трека норильчан, как потом оказалось, 118 километров.



Пикап кипит. Однозначно, по колее он не едет. Скупая мужская слеза была мужественно спрятана в зарослях бороды. Теперь точно разворачиваемся. Бог Тундры нас предупредил еще раз – мы к маршруту не готовы, приезжайте потом. Развернулись. И нас тут же наградили замечательными фотками необычного заката. Ровно по горизонту тонкая полоска чистого неба, в которое заглядывает апрельское солнце.







Ночь застала в середине зимника. Ближайшее присутствие человека в ста километрах в любую сторону.





Великолепная ночевка. И нам опять ровно в десять включили Полярное Сияние, да так его всю ночь и не выключали. Спасибо тебе. Великий и Ужасный Бог Тундры.





Тут очень остро начинаешь верить в сверхсущества. Быстро и бесповоротно. Ночью пришел мороз, придавило под  тридцать градусов. Отчего утром стоял плотный туман. Это еще одна разгадка севера – при сильных морозах, тут обязательно сильнейший туман. Зато он нам оставил на память такие красивые узоры на деревьях, что еще долго рабочий стол будут украшать заставки с волшебными снежинками.







Зимник нас отпустил спокойно. В обед мы уже стояли на асфальте. Грустно расставаться с зимником.





Найдите на этой фотке животное ....



За эти дни мы уже породнились с ними. Впереди, тяжелейшая дорога домой по асфальту. Тяжелейшая в психологическом плане, всегда возникает такое чувство легкой досады. Что-то не доделали, что-то могли бы сделать. А впереди ежедневная рутина. А почему бы нам не поехать домой по прямой. Через зимник на Нягань.
И мы поехали. Из Коротчаево есть одна гражданская дорога, федеральный асфальт. Именно так мы сюда и ехали. Скучнейшая и неинтересная. И есть еще зимник вдоль газопровода Надым – Нягань. Хотя вот судя по погоде у нас есть большущий шанс приехать к растаявшей переправе через Обь. Решено, едем.
Асфальт до Нового Уренгоя. Там огромное желание пожать руку Саше Елкину, но, увы, его в городе нет. Дорога идет вдоль функционирующего отреставрированного участка Мертвой Дороги.



Здесь открыто рабочее движение, но именно тут 50 лет назад под весом рельс умирали люди. В Уренгое сажаем нашего Сашку – Железнодороника на поезд, ему вчера надо быть на работе.





И движемся дальше на Надым. Тут уже ветка жд аварийная. Изредка проходят грузовые поезда. Четко видно старую насыпь, старые мосты – это все она.
Перед Надымом встречаем целые вереницы местных джиперов, они едут с соревнований, о которых нам говорили еще парни из Сургута. Ух и техника у них. Такие монстры. Убил наповал мощнейший экспедиционник на 39 Айроке, который был, ..внимание, всего лишь техничкой. Сзади на лафете он тянул за собой что-то уж совсем невообразимое на хрен знает каких колесах и заляпанный грязью толстым толстым слоем. Всегда вежливо бибикали друг другу и приятственно улыбались.



Надым, конечная станции железной дороги и дороги автомобильной. Дальше на северо-запад уходит серьезный зимник на Салехард вдоль еще одного мертвого куска проекта 501. Кстати, этот кусок наиболее живописен. До сих пор можно потрогать в относительной близости рельсы, посетить брошенные лагпункты. Мы же уходим вдоль газопровода на юго-запад. Сначала это бетонка увешанная очень грозными надписями, что дорога собственность Газпрома и перемещение по ней – самое жуткое преступление.



Однако, этой дорогой пользуются все. Бетонка кончилась ожидаемым куском зимника километров на 150 длиной. И состояние этого зимника внушало опасение, что то, куда мы едем это тупик.





Переправы через Обь уже нет. Еще и Сашка-Железнодорожник, с моста через Обь в Сургуте углядел, что там уже река вскрылась у опор.



Дальше хуже. Транспорт исключительно встречный и, что насторожило несколько гусеничных вездеходов с легковыми автомобилями в кузове. Видать там уже жестко – легковые не едут. Ну в принципе ничего страшного. Снег уже весь превратился в кашу, которая к ночи замерзает, а днем превращается в воду. Однако, земля еще не оттаяла. Так и едем эти 150 километров – по ступицы в воде, но под колесами чистейший лед.



На следующий день, с великолепной погодой выбираемся на коренной восточный берег Оби. Тут она красавица шириной километр.



Счастье, переправа функционирует. Однако, какой у нее вид. В самом начале ты просто въезжаешь в реку.



Да так весь километр и едешь по воде.





Внизу хоть и есть лед, и ты твердо уверен, что раз открыто движение, то слой льда еще очень и очень надежен. А вот глаза обмануть не удается. Очень страшно. И все легковые, почти все, перебираются на другой берег только с заглушенным двигателем и прицепившись за что-нибудь полноприводное. Зачетная переправа. Зачетная. Еще одно из ярчайших впечатлений.



Западные берега всех северных рек, в силу вращения земли, всегда пологие. Вот и тут, следующие километров двадцать дорога идет по пойме. И через пару недель после вскрытия льда, эти километры будут лежать под многометровой толщей талой воды. Сейчас же зимник очень активно тает.



Я бы даже сказал очень активно растаял. Мы еще едем. А вот тяжелые грузовики проваливаются в оттаявшую почву на ровном месте.





Вот и все. Мы на асфальте. Дальше у нас еще один кусок зимника от Югорска на Ивдель. Правда, по агентурным сведениям там очень активно тянут федеральную трассу, которая свяжет самый глухой и тупиковый угол Ивделя с Ханты-Мансийском. Но что там в действительности мы не знаем. В прошлом году мы по нормальному зимнику эти 200
километров шли почти двое суток. В полночь пришли в Пелым. Действительно, параллельно зимнику уже отсыпали трассу и до настоящего асфальта нам осталось преодолеть всего 100 километров этой строящейся магистрали. Но формально проезд по ней запрещен. Охрана на КПП на свой страх и риск пускает местных жителей прямо под колеса строительной техники, все это безобразие контролируют гаишники и берут немного денег за проезд под кирпич. Сейчас КПП закрыт, охрана ни под каким видом не пускает никого уже третьи сутки.



На улице стойкий плюс и они боятся за состояние отсыпки, хотя туда сюда через КПП ездят груженные самосвалы по той же самой отсыпке. Нам сказали ложитесь спать, как похолодает мы всех запустим, а очередь уже приличная. Похолодало в три часа ночи, шлагбаум открылся, два часа и вот Ивдель, асфальт.



Все закончилось. Теперь банальный доезд до дома по асфальту. Есть время осмыслить сделанное, разобрать ошибки, задать себе вопросы.



Потихоньку двигаемся домой. Мысль у всех одна. Мы не доехали до запланированной цели. Но виной всему не мы, не наши амбиции или слабости. Нет. Мы выступили сплоченной командой. У каждого из нас за время экспедиции возникало
чувство полнейшей апатии, руки опускались. Но рядом были друзья, которые возвращали тебя обратно. Завтра у них был тяжелый день, и уже ты их всячески подбадривал. Было тяжело. Реально тяжело. И хоть почти не было экстрима, однако, тяжелей в моральном плане не было еще ни разу.





И все-таки мы приехали в Игарку. Вот этим отчетом мы раздвинули в сети границы достижимого. Значит, поездка была не пустой. Да, конечно, она была не пустой. Мы ведь сделали самый наиглавнейший вывод –Никакие деньги, никакие спонсоры не помогут довести коллектив до цели сплоченным, если нет в нем психологического комфорта, совместимости и умения и желания жертвовать своими желаниями ради других. Это был первый наиглавнейший вывод. Второй будет понятен только нам – на севере живут наизамечательнейшие люди, которые природой поставлены в тяжелые условия
проживания и выживания. У них другие приоритеты в жизни, сама жизнь у них построена по другому принципу. Там все настоящее что-ли. Без вот этих идиотских столичных понтов. Это парни из Сургута. Это и ребята из Нового Уренгоя. Это и наши друзья из Норильска. Всем Вам огромный привет и глубочайшая признательность. Спасибо от всей души. И хоть Вы не северных мест жители – нижайший поклон и вам – ребята из Нижнего. Я специально не буду называть Ваши имена, Вы и сами знаете кого я имею в виду. Без вашей поддержки нам бы ни за что не доехать даже до Урала. Всем, еще раз
огроменное спасибо. И пусть некоторым покажется это немного сопливым, ребят, нам пофиг, мы действительно сейчас говорим искренне.
Что касается будущих проектов, то несомненно они будут. Таймыр 09 обязательно должен состояться. Мы еще пожмем друг другу руки. Без спонсорской поддержки, правда, сделать это трудновато, но мы не отказываемся. Битва еще только впереди.







Вместо послесловия…
Ровно в полночь по Ванкорскому времени мы пересекли первый "круг ада" с гордой табличкой МОСКВА. Дома. Радость от осознания, что все закончилось и закончилось в общем-то благополучно, сменилась вселенской грустью - ВСЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ. Нет больше многокилометровых снежных полей, сугробов по шею. Нет больше бородатых мужчин - жестких и крепких водителей северных УРАЛов. Не надо больше кипятить снег, не надо больше пытаться почистить зубы на двадцатиградусном морозе, не надо больше следить за синхроностью открывания дверей (при одновременном
открытии двух любых отверстий из автомобиля выдувается не только весь теплый воздух, но и некоторое незакрепленные вещи). Не надо больше запихивать четверых взрослых мужчин в арктическом снаряжении в двухместную машину, одновременно пытаясь в ней же приготовить ужин. Не надо больше до мышечного спазма сжимать зубы в попытке не
показать своим друзьям, что запаса выносливости у твоего организма больше нет. Не физической выносливости, нет. Выносливости душевной. 
Мы четко осознали, что есть судьба и есть ее знаки. Знаков была туча, мы постараемся много чего рассказать. Возможно, не все вспомнится, но свыше кто-то есть точно. Этот кто-то очень долго нас просто предупреждал, что до Норильска нам не доехать. Но мы упорно пытались доказать ему, что доедем. Нам ломали полуоси, мы их чинили, нас стукали во встречные мазы, мы продолжали упорно идти к цели. И когда уже на выходе с маршрута, мы с пустыми баками в которых топлива аккурат только на выход до материка, все-таки ступили на магический неприметный зимник с табличкой СП-33, на зимник до Дудинки. И поехали по нему. И ехали по нему. Так вот абсолютно безветренная и ясная погода в течение десяти минут затянулась северной угрожающей тучей, распушилась легкой вьюгой. Мы продолжали движение, прошли километров пять. В душе четко выросла уверенность, что МЫ СЕЙЧАС ПОЕДЕМ. Вернемся только на общий зимник, зальемся с дорожной техники дизелем и все-таки поедем. И будь, что будет. Боги послали на нас внезапную и яростную атаку снежного шквала. А по выходу на зимник под радиатором Эльки расплылось зеленое пятно антифриза. Тут мы сдались. Человек не властен над высшими силами. Совершить подвиг нам не удастся ни каким способом. Осознание пришло яркое и четкое - шутки закончились, убирайтесь подобру-поздорову, иначе я вас тут и оставлю. Мы сказали Богам - все, мы уходим. Через тридцать минут светило солнце, полное безветрие. Это сейчас немного смешно, а вот там было реально не до шуток. Было ощущение нереальности происходящего и до легкого покалывания в коленках от осознания, что ты краешком прикоснулся к чему-то мощному и непостижимому. Вот так. Оно есть, ребяты, теперь я это точно знаю. 
Сейчас вот пытаясь трезво оценить обстановку мы твердо уверены, что до Сузуна мы бы дошли точно. Пусть за неделю, за две, но дошли. Сразу оговорюсь, что маршрут этот без поддержки крупной техники НЕПРОХОДИМ. Мы своими глазами видели, что делает с колеей от УРАЛА и с нормальным зимником обычная для этих мест пурга. Заметает начисто все. Возможно, меня парни поправят, но лично мое мнение, что никакие 44-е колеса не помогут пройти этот маршрут самоходом. Да. Можно пробиться на 100 на 200 метров, на километры, но что делать с сотнями километров абсолютно пустого пространства?! Я не имею ввиду, что нужно прицепиться за УРАЛом и ехать. Нет ни в коем разе, это противоречит джипперским правилам. НЕТ. А вот то, что впереди должна быть хоть какая-то колея от УРАЛа - это факт. Пусть суточной давности, пусть недельной, но без колеи там делать нечего...


Tags: Подборка фото, Путевые заметки, Север Западной Сибири, Тема: поездки вообще
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments