chukcha_ghek (chukcha_ghek) wrote in russkij_sever,
chukcha_ghek
chukcha_ghek
russkij_sever

Category:

Успенская ярмарка в Вершинино.


 Как-то так повелось, что Север принято показывать просторным, прекрасным, может быть иногда холодным... и почти всегда безлюдным. Ну да, не Индокитай, ясное дело. Зато каждый человек, живущий там, начинается с большой буквы и никогда не заканчивается.
 Ну да ладно... Хочу сказать, что показанный здесь рассказик не оставит вас в одиночестве. Я выведу вас к людям, ага.
 Их будет сразу, много, и к тому же очень праздничных.
 Потому что повод. 21 августа 2011 Кенозёрский национальный парк отмечал двадцать лет. Подрос...
 Так что быстренько достали свои кокошники, стряхнули с них пыль и воспоминания, грамотно натянули на любопытствующие физиономии...
 Что? Физиономия уже не влезает?!
 Ну вы даёте...




 Все 180 км от Плесецка до Вершинино мы с моей таймешей весьма пылко обнимались прямо в маршрутной "газели", совсем не обращая внимания на соседей... Соседи-то были северными людьми, чё... Южные попробовали бы нас высадить, а северный человек спокоен, хладнокровен и простителен к человеческим радостям. И только однажды я был вежливо прерван простым и безобидным вопросом:
 - А вы, наверное, на праздник к нам, в Кенозёрье? На ярмарку?
 - Ээ-э... Да, праздник, конечно, мы все его с нетерпением ждём... А какой?
 - Ну как же, ежегодная Успенская ярмарка, да к тому же, Парку 20 лет, концерты будут, даже премьер-министр обещал заскочить.
 - Ах, точно... 20 лет Парку, конечно...
 А про себя трёхэтажно думаю: "Дубина / То, что будет Успенская ярмарка, ты может и не знал, а то, что Парк родился в 1991-ом, мог бы вспомнить... / Если обещал - не заскочит."

 Да, подготовка к Празднику впечатлила меня с порога.
 Вот, например, секьюрити из ФСО и добро-пожаловать-над-входом. Входить нужно, чувствуя себя своим среди своих.
 Иначе не сдобровать - секьюрити засмеют.




 Вам кажется, что эта доска необоснованно прочная и длинная?
 Хм... Будет много гостей.




 Тем временем, уже на дальних подступах к ярмарке, разворачиваются торговые отношения.
 Впрочем, товары повседневного спроса не имеют ничего общего с событием.
 Как великая китайская стена с Никольской часовней.




 Вот...
 Полуденное северное солнышко, ветерок шепчется с берёзками в сторонке. Живые гитарные звуки блюза разлетаются над Кенозером.
 Дедушка продаёт берестяные туеса.
 "Автору явно давит кокошник... Или наушники. Ну откуда он взял живые звуки блюза?" - думает непосвящённый.
 Откуда-откуда... Известно - из Архангельска. Тим Дорофеев привёз, к празднику. Рекомендую сейчас же найти и читать подписи под следующие двенадцать карточек в режиме синхронного прослушивания.




 И именно блюзом и северным летом пахнут берестяные розы.




 У избы, что построена на краю кадра, не хватает пары матрёшек в расписных сарафанах. Вы как считаете?




 Ээ-э... Котики. Просто котики и немного бельчат.




 Галина Ивановна Емельянова. Раздаёт улыбки и напутствия. Пару пряников я о ней ещё скажу.




 А вот ещё... Грозный повелитель волн, звуковых. Заклинатель микрофонов. Вдохновитель жизни в колонки и прочие динамики...
 Ну это если слегка пограмофонить. Если же проще, то Сергей Докучаев, звукорежиссёр выступления.




 Гостей прибывает всё больше и больше. Нахлынивают.
 И чувствуется, что многие издалека...
 O... Висконсин?!




 Мальчик, ведь я же предупреждал, что сесть будет некуда.
 Хотя мальчик в кадре нужен. Я проверял.




 Тем временем, организм мне подсказывает, что пора подкрепиться. Вижу, под берёзками притаился самовар... Ну-ка, что тут у вас?...
 Пицца? Хот доги?! Нет. Мой ответ прост и непокобелим - никогда!
 Тем более, на Севере...




 Я выбираю собаколюбивый вариант: рыбник из ржаной муки и черничный морс.




 Ах, вы думаете, что черничный морс не слишком оттеняет торжество момента. Это в 12 дня-то?... Нельзя.
 Кстати, е́геря Парка, а тем более заслуженного, в таком торжественном виде можно застать только сегодня или на День работника лесного хозяйства.
 И передайте ему, пожалуйста, если увидите, что зря он отказался фотографироваться.




 А вот Виктор Васильевич не отказался.
 Знакомьтесь, последний постоянный житель деревни Горбачиха, что у дальней Глубокой лахты...
 Только вот сильно сдали вы, Виктор Васильевич, за последние-то годы. Боюсь доконают Вас клюковкой Ваши же родственнички, да на Вашу же мурманскую пенсию. Некому будет в баньку-то зазвать.




 Смолкают звуки блюза...
 На сцену высаживается новый десант. По-мощнее.




 Тут тебе и "Кенозёрочка", и "Северяночка", и "Рассыпушки", и просто Коневский народный хор.
 А такое поистине гвардейское прославленное соединение, как Государственный Академический Северный русский народный хор не оставило никаких шансов получить свободное место на зрительской скамейке.




 Я же говорил, что почётных гостей будет много.




 Хотя многим, из тех, кто по-проще, ме́ста так и не достанется.
 Но ничего, все остались довольны. Улыбаются.




 Пока все восхищаются признанными мэтрами северного фольклора, я бы хотел капнуть двумя буквами про маленький, но храбрый самодеятельный коллектив из села Нижнее Устье с глубоко лирическим названием "Радость Вдохновения".
 Вот что означает эта выставка сапог в правильную гармошку? А выход с каблука?




 Кадриль!
 А балетки только вредят народному танцу.




 Схема исполнения классическая, угловая, в четыре пары.
 С размашистой и разудалой сменой партнёров.




 Вы скажете: "Ну видим, что коллектив маленький. Видим, что самодеятельный. Что из Нижнего Устья, тоже видим. Но почему этот коллектив - храбрый?!"
 Дело в том, что мужчин на площадке только трое. Четвёртый, видимо, ещё не управился с покосом. В этой непростой ситуации, когда на карту поставлена честь коллектива, одна из танцующих храбро заменила собою противоположного женщине человека.
 Впрочем, вы этого даже и не заметили.




 Вот только как бы я не паясничал, а спасибо скрипнуть должен. Вон, все выходили на сцену, говорили... Я не полез. Краснея и стесняясь, тянулся к микрофону, всячески и дико выглядел, но не полез.
 Скажу теперь здесь, в сообществе. Не боясь общественного порицания.

 Дорогие мои, ничего бы этого не было - ни Успенской ярмарки, ни такого чистого Кенозера, ни самого Парка, если бы здесь не проживали именно эти, живущие своей землёй, люди. И огород здесь совсем ни при чём. И лишний пафос тоже, ибо на Севере пафосом не разговаривают даже после второго высшего образования.
 Всё проще.
 Они искренне считают, что именно здесь, в Кенозёрье, им будет лучше всего. Здесь, на своей земле.
 Нет, я не спрашивал их об этом. Это не нужно, спрашивать.

 Вот одна из таких, Галина Ивановна Емельянова. Работает в Вершинино, в конторе Плесецкого сектора Парка. Вам не миновать её, решая организационные вопросы, связанные с транспортом, жильём, баней... любыми. Вам НЕ СТОИТ пытаться миновать её, решая эти вопросы. Потому что она решит их быстрее. К тому же всё, что мы ни делали с её помощью, оказывалось несколько дешевле, чем без неё. И ещё она прекрасный экскурсовод. Но это, увы, по слухам.)
 На празднике она была одной из ведущих.




 А вот в ком я уверен, как в прекрасном экскурсоводе, так это в Елизавете Ивановне Нечаевой-Аникеевой... Скорее всего, вы найдёте её в Усть-Поче, селе в северо-западной части Парка. Но я вам скажу простую вещь. В случае с Елизаветой Ивановной пластмассовое слово "экскурсовод" легко и непринуждённо превращается в тёплое и близкое "хранительница". Потому что то, что она рассказывает о Севере, о Кенозёрье, это не сведения по экскурсионной программе, а знание, которое бережно хранится. Я попросту впервые и только от неё узнал значения некоторых северных слов!
 Быть смотрителем Никольской часовни XVIII-го века в Усть-Поче, петь в фольклорном коллективе "Кенозёрочка" и пополнять и без того высшее образование знаниями о земле, на которой тебе лучше всего... Напрашивайтесь к ней в гости.) Рамки экскурсии вас помнут, слишком тесные.
 На празднике она была соведущей Галины Ивановны.
 Но познакомились мы с ней гораздо позже и совершенно случайно, поэтому её фотографий я здесь не сделал, а зря...

 А теперь - та-дам-м! Вручения подарка.
 Ноутбук. Для парка, ага. Вручают его депутаты Областного собрания, и делают это без обычно надетого на депутата-любого-собрания официального лица. По-моему, им доставляет искреннее удовольствие вручать этот подарок, именно этой женщине. Это видно даже в контровом свете, не так ли?
 Знаем мы и депутатов, и ноутбуки, скажет каждый заинтригованный... Кто эта женщина?
 Ну что же, знакомьтесь - Елена Флегонтовна Шатковская, Директор Парка.




 Вот она ещё раз, и опять с подарком.
 Человек слева от неё, похожий на высокого седоватого норвежца, на самом деле норвежец и есть. На фото он слушает свою красивую тень переводчицу.
 Если вы тоже переводчица, то можете запомнить его как Ивера Шонховда. Если же нет, то можно проще - Давний Друг Парка. Норвежский Друг, да... Потому что есть ещё словацкие, шведские, французские и много ещё каких друзей именно у этого Парка. И не только заграничных, конечно же...
 Просто я очень сильно подозреваю, что все они во многом благодаря этой женщине, Елене Флегонтовне Шатковской.




 Да, Кенозёрский национальный Парк родился в 1991-ом году...
 Все помнят, что это был за год такой?.. Думаю, что уже не все. Ведь кто-то из здесь-присутствующих родился если не в тот год, то где-то около. В год, когда все учились намазывать на хлеб кукиш вместо масла, когда цены можно было даже не поливать, а радоваться оставалось только по талонам и не больше двух в одни руки...
 И родиться всегда легче, чем родить. Тем более такого ребёнка, как Национальный Парк.
 В Кенозёрье, как и по всему Северу, в начале 90-х рухнуло всё. Здесь оставалось только рубить лес, бить рыбу, продавать... и пить, ага. Рубить, бить, пить и продавать. Создавать? Беречь? Попробуйте нагуглить что-нибудь, созданное на Русском Севере в 1991-92-ом году... Я уверен, улов будет небогатый, а рыбалка продолжительной.
 Вот и в Парке, первое, что пришлось делать, это заботиться о людях, в нём живущих. А таких на территории Парка много больше 2000 человек. Никакие гранты и научные изыскания не спасли бы Парк, если бы у взрослых по-прежнему не было бы работы, у их детей школ и летних лагерей, а у стариков пенсий и минимального медицинского обслуживания. Сохранить и приумножить можно было только вместе, не противопоставляя охрану природы и истории местному населению. А ещё нужен был Директор Парка, который бы это понимал. И имел в себе силы взяться за это.
 И хотя я даже никогда не разговаривал с Еленой Флегонтовной, я всё равно уверен, что за двадцать лет бессменной работы председателем колхоза Директором Парка жизнь не раз манила её медовым тортиком куда-нибудь в места более сытные и спокойные... Я уверен в этом. Но ведь не уходит. Не заманивается тортиком и не бросает Парк. Почему? Ладно, будет возможность - спрошу первым делом...)
 При этом, лично мне очень приятно видеть, что у Парка за двадцать лет появилось очень много друзей. Причём есть друзья-по-долгу-службы. Это власть, разная. Те, кто обязан решать многие вопросы, часто административного характера, но так или иначе попал под обаяние Елены Флегонтовны и решает эти вопросы - их же любимый штамп - с удвоенной энергией...) И очень здорово помогают иностранцы, от простых волонтёров, до серьёзных проектов, финансируемых Европейским Союзом. Честно говоря, я не смогу перечислить всех друзей Кенозёрья. Это лучше всего сделано на сайте Парка.
 Тем не менее, весь этот сумбур я бы хотел прервать результирующим восклицательным знаком.
 Знаете, какой самый главный результат в работе Кенозёрского национального парка? То, что сохраняются уникальные для этой природы животные и растения, то, что реставрируются и возвращаются к жизни памятники истории и культуры, поддерживаются и сохраняются народные традиции - всё это прекрасно и очевидно...
 Нет, по-моему ещё больше важен следующий момент.
 В этих местах уже подрастает целое поколение людей, которое никогда не будет стремиться их покинуть. Людей, которые родились 20 лет назад или где-то около. Людей, которые считают, что здесь им будет лучше всего.
 И думаю, что Парк играет в этом решающую роль.

 Вот оно молодое поколение...
 Вообще-то в Вершинино полно детворы. Вполне себе удивительный факт для русских (и особенно северных) сёл.




 Ну да, фотографироваться эти вертушки не хотели совершенно. Приходилось их тайно преследовать, чтобы хоть как-то зафиксировать...
 А в это время по стране катился очередной месячник... По борьбе с педофилами.
 Но окружающий меня северный человек был спокоен, хладнокровен и простителен к человеческим радостям.
 Или я это уже где-то говорил?




 Зафиксировать их у меня получилось только в очереди за конфетами.
 Ну или почти зафиксировать...)




 И я совсем не случайно поставил рядом две эти фотографии.
 Хочу, чтобы этим девчонкам было, что взять у этих бабушек.
 А бабушкам, что передать.
 И огород здесь совсем ни при чём.
 




 Мы не смогли пробыть на празднике до его завершения.
 Мне ещё нужно было отвести свой каюк на Свиное, поэтому я так и не познал Пожинаху где-то за Рухлядным амбаром...
 Но мне кажется, что эта карточка достойна быть последней.



Tags: Архангельская обл.: Кенозерье, Подборка фото, Рассказы и очерки, Тема: деревни и сёла, Тема: народные обычаи и фольклор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments