tungus1970 (tungus1970) wrote in russkij_sever,
tungus1970
tungus1970
russkij_sever

Вокруг Онежского полуострова. Хроника Онежского берега (25 - 29 марта)




28 марта Онежский берег был пройден, и я завершаю хронику моего перехода вдоль этого берега.

25 марта
Пошла вторая неделя, как я в пути. Пройдено уже 130 км. Нет, скорее здесь уместно слово – «ещё», потому, что идти ещё мне и идти. Курс на мыс Чесменский. Солнечно. Паникер внутри меня молчит – бунт был задавлен в зародыше.


Мыс Чесменский

К мысу подошел к половине второго. Над деревьями возвышается маяк. Не ручаюсь за достоверность информации, но говорят -  маячную службу закрывают, окончательно приходит время спутниковой навигации.



От Чесменского мыса, держу курс на мыс Тонкий. Около него должны быть избы. В одной из них я и остановился. Изба заброшена, печка на половину разобрана, но стены есть и ладно. Устраиваю шаманские танцы вокруг горелки. Меняя разные баллоны и с разной величиной накручивая горелку на баллон, заставляю ее работать. Она пыхтит и издает звуки, как у старого примуса, но горит. Ужин готовлю, забравшись на половину в спальник.

26 марта
От места ночевки до деревни Пушлахта, на карте обозначена проселочная дорога, туда же ведет и «буранка», решаю идти по ней, чтобы не накручивать километры, обходя мыс Тонкий. А в деревню зайти надо, у меня закончился хлеб и сладости, которые очень хорошо расходуются. Час пути по лесу и я в деревне.Первыми, встретившимися мне жителями, были лошади.





Людей на улице не наблюдалось. В одном из домов, возле клуба, увидел свет в окнах. Бумажка на дверях гласила, что здесь можно оплатить интернет. Заглянув, спросил у двух милых женщин, где здесь магазин. Оказалось в этом же здании, но за углом.



Закупив необходимое, и перекусив, выхожу в море. Курс на мыс Малый Орлов. Погода великолепная – солнечно и тепло. Настроение и самочувствие «экипажа» - отличные. Идти очень легко.



Во время одной остановки на отдых, уже можно было разглядеть в бинокль маяк на мысу. Возле него много изб – рыбацкое становище Малый Орлов. Но дойти до него у меня не получилось – когда оставалось еще километра три, увидел я симпатичную избу.



Решил на всякий случай проверить, если не повезет с избами на мысу, то можно будет вернуться. Изба оказалась открытой, когда я зашел, то понял, что никуда я сегодня больше не пойду. Такого я не ожидал увидеть. На стенах ковры, на полу линолеум, диванчик… По многим признакам, изба чисто  женская , приезжают сюда на лето, этакие «рыбачки Сони», рыбу в море Белом половить.





Печка чадила нещадно и бросил попытки ее затопить. Это я потом узнал, что надо было ее подольше покочегарить, она бы и заработала. Что с меня, с городского жителя взять. Но на маленькой кухонке оказалась плита, с остатками газа в баллоне.

27 марта
Сорок минут пути и я на мысу Малый Орлов. На берегу – деревянный маяк, а вокруг него рыбацкое становище.





Поднимаюсь наверх и любуюсь открытой водой. Говорят, что от этого мыса самое близкое расстояние до Соловков, рассматриваю их в бинокль, монастырь я, правда, не увидел. На Малом Орлове пробыл около часа.





Прошлой ночью уснуть удалось только в четвертом часу, а на ногах я уже был в восемь, и поэтому ощущалась усталость, да и настроение было грустное. Взял курс на две избы. Подойду, а там посмотрим. А избушки, как две сестрицы так призывно к себе звали, что я… Согласился. Одна из изб, как я и предполагал, была хозяйственной, мне уже часто такое встречалось.



Да! Контрасты – контрасты. После вчерашнего уютного и ухоженного домика, видеть такое… На полу разбросанная посуда, битое стекло и в клочья разодранные рулоны туалетной бумаги. А перед входом большое пластиковое ведро, забитое пустыми бутылками от водки.  По следам зубов на туалетной бумаге, складывалось впечатление, что мужики напились сами и напоили свою собаку.



Но это было все настолько не важно. Важна была печь, которая быстро затопилась. А это значит, что можно нормально приготовить ужин и высушить обувь.
Под сладостное урчание печки, поужинав, я забрался в спальник.
На завтра у меня  запланирован подвиг…

28 марта
Подвиг удался. Онежский берег пройден. Я на мысе Ухтнаволок, сижу в натопленной избе и пью домашнее вино… Но я забегаю вперед, до этого было еще 34 километра пути.
Совершать подвиги я начал еще с утра. Заставил себя пораньше проснуться и в половине десятого я уже стоял на лыжах. Планировал зайти в деревню Летняя Золотица, но впереди так призывно манит мыс Наволок Костылиха, от которого до Ухтнаволока рукой подать. Понимаю, что если не буду заходить в деревню, то у меня есть большой шанс уже сегодня добраться до Ухтнаволока, и первая часть программы будет выполнена. Появились сомнения, но не хотелось метаться и менять планы. Курс на Летнюю Золотицу, хотя лыжи упрямо пытались повернуть в другую сторону.
В деревне был в начале одиннадцатого. Еще на подходе вспомнилась одна старая фотография из книги, на которой был изображен Порт-Артур. Очень было похоже, льда на ней не было конечно, но настроение снимка и, то, что я видел глазами, были схожи. Может быть, причиной была низкая тяжелая облачность и расположенность деревни в маленькой бухте.



Пополнив запасы сладкого и пальчиковых батареек, потратил несколько мегабайт карты памяти своего фотоаппарата. Да, у читателей может возникнуть впечатление, что я сладкоежка. Не буду их разубеждать в этом. J







Часовой переход по глубокому снегу, и я на жестком насте. Впереди виднелись торосы. Проходя по ним, периодически щелкаю затвором фотоаппарата. Их причудливые формы, еще с детства поражали мое воображение, когда я зачитывался книгами про Север.







В программу минимум на сегодня входило дойти до мыса Лопалахта, где должна стоять изба.
На подходе обозреваю окрестности в бинокль – изба стоит, но в поле зрения попала непонятная металлическая конструкция, выступающая над уровнем льда, мною пока никак не идентифицируемая. Когда подошел ближе, оказалось, что это брошенный корабль. Мне потом рассказали, что вояки его тащили на буксире, хотели использовать в качестве мишени, но посадили на камни – кОрги*. Местные жители так и называют его – мишень. И стоит он здесь давно, лет десять точно. (*кОрга – небольшой каменный островок или подводный камень)



На мысе Лопалахта несколько изб, и все оказались закрыты. На часах начало седьмого, запас светового времени еще велик, темнеет ближе к девяти. Для подвига маловато будет пройденного за сегодня.


Встретившиеся мне, в Летней Золотице, два деда ловивших рыбу говорили, что на мысе Копылиха есть избы, и должны быть открыты. Под лыжами накатанная снегоходная дорога. Резво иду дальше, но вскоре меня догоняет молодой парень на «Буране», и предлагает подвести меня. Прошу подбросить до Ухтнаволока, сам он едет до деревни Летний Наволок, что несколько дальше, но на мысе Ухтнаволок должны быть избы, и там заканчивается Онежский берег, и мне хотелось там побывать. Примерно девять километров пути, и мы на месте. На мысу стоит большая изба. Из трубы идет дым. Лает собака. Выходит мужик с седой бородой. Взгляд внимательных глаз. На мой вопрос, не приютит ли он меня на ночь – жест головой – заходи. Так я познакомился с Владимиром Николаевичем Валяевым – личностью интересной и неоднозначной.
Подвиг удался. Онежский берег пройден.



29 марта (день отдыха)
Вчера, за разговорами и чаем, спать легли только в пятом часу. Думаю, самое время представить моего гостеприимного хозяина – Валяев Владимир Николаевич.



Ему уже за шестьдесят. Его судьба напоминает рассказы Джека Лондона. Еще в советские времена, он покидает теплое Черное море, на берегах которого он жил в Адлере и уезжает на Север, на Белое море – искать свой «клондайк».  В те времена активно развивалась добыча водорослей, которые применяются в пищевой  промышленности, а так же в фармакологии и парфюмерии. Довелось ему поработать и егерем. В настоящее время он проживает в Летней Золотице, но бывает, что подолгу живет на Ухтнаволоке. Мне повезло, за час до моего прихода, он вернулся из лесу, где неделю выгуливал свою молодого пса – лайку Колгана. Биография Владимира, достойна отдельного рассказа. Быть может, я и напишу его, кажется мне, что пути наши еще пересекутся.




Онежский берег пройден, можно и отдохнуть денек, тем более в компании с таким интересным человеком. Поразвлекал немного Владимира городским стилем колки дров. Он с улыбкой смотрел на меня, забирал колун, и показывал, как правильно нужно делать. Под конец, у меня даже неплохо стало получаться.
Опробовал самодельные лыжи Владимира, обитые камусом. После моих легких пластиковых лыж...



Небольшой прогулки мне хватило, чтобы понять, что я с непривычки и часа на них не пройду, тем более под рюкзаком. Для этого нужна сноровка. Но зато в них можно ходить по глубокому снегу, это что-то вроде больших деревянных снегоступов.





А потом была банька. Что за двенадцать дней пути было актуально. За два дня до этого, когда укладывался спать, обозвал себя «беломорским бомжом». Я, хоть и обтирался влажными салфетками, но что это, по сравнению с полноценным мытьем, да и термобелье неплохо было бы постирать. Вечер прошел за традиционным чаепитием, с разговорами допоздна, но нужно было ложиться спать – завтра меня ждал
Летний Берег


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments