Валерий Люшков (strelec_new) wrote in russkij_sever,
Валерий Люшков
strelec_new
russkij_sever

Дороги жизни.

DSC_0918 copy

Сколько раз приходилось читать, а порою и слышать, стоны "зеленых" радетелей за дикую природу, про "незаживающие рубцы" и "кровоточащие раны", которыми они называют следы оставленные гусеничной техникой в тундре. Которые действительно, "сразу после того", выглядят неприглядно. Особенно там, где поколесили туда-обратно геологи, или того хуже, - проходят кочевые пути оленеводов. Последние, нередко, на самом деле варварски перетаскивают весь свой скарб трактором на больших сварных, или деревянных санях - волокушах.
Но, какое же счастье найти такой "кровоточащий" след, когда меж гор или в тундре, надо добраться из пункта А в пункт Б. Ибо коренные обитатели этих мест, за "столетия" выбрали для своего кочевого пути самый рациональный вариант из всех возможных.Тыкаясь самостоятельно, с помощью современных навигаторов, или без них, неизбежно затратишь больше времени, сожжёшь больше горючего, которое и ограничено и, что называется, "на вес золота". Если вообще, "на ровном месте", встрянешь так, что дальше, ни вперёд, ни назад, уже никак.
Это если на технике. А уж для пешего странника, такая колея в нужном направлении и вовсе дар небес.
Наверное, только тем кто не "гнул ноги" на кочкЕ, да не "срезал путь" по перевалам, может показаться, что пройти можно везде. Иногда можно, но можно и потратив последние силы забраться в такой "тупик", выбраться из которого будет ой как не просто.
Нередко, "такой шрам на теле тундры", во время найденный, становится для конкретного, попавшего в беду человека, настоящей дорогой жизни. И судить стоила ли его спасённая жизнь этой временной раны нанесённой природе, можно только побывав в подобной ситуации.
Да и что тех "дорог" в по настоящему диких местах, в сравнении с масштабами территорий. И становится их всё меньше. Как меньше становится коренных и малочисленных живущих традиционным укладом, да и вообще людей на Севере. За последние два десятилетия он опустел в разы, если не в десятки раз. И зарастают не только колеи, - становятся частью дикой природы бывшие посёлки. В которых дикие звери уже буквально чувствуют себя "как дома".
Перемываются ручьями, зарастают молодой порослью и заваливаются буреломом былые дороги в тайге. Затягиваются и покрываются кочкой, некогда "кровоточащие" дороги в тундре.
Через полтора-два десятка лет их и в упор "разглядеть" не просто. В местах, которые покидает человек, дикая природа вновь берёт своё. Со временем, возьмёт и в других местах.  Ибо временные масштабы у неё и существования на планете человечества несоизмеримы.

DSC_0754 copy
Бывшая колея кочевых оленеводов.

Но, это совсем не значит, что можно всё. Человек только тогда остается человеком, когда делает всё "по человечески". То есть, не как временщик, который сегодня здесь, а завтра, тут "хоть трава не расти". Особенно показательны в этом плане территории возле северных посёлков и городов, окрест которых, на расстояние 50 километров, почти пустыня.
Это природа со временем залечит раны, а для человека, век которого и так  короток, такое пренебрежение не проходит бесследно.
Особенно это чувствуешь, когда продолжительное время живёшь с этой дикой природой один на один, и ощущаешь кто ты и что ты, при этой разности временных масштабов. Тогда и начинаешь неизбежно понимать, что относиться к ней надо с уважением, не беря лишнего, не вредя, там где этого можно избежать. А если навредил по необходимости, или по недомыслию, не забыть попросить прощения. Авось да зачтётся.  И у того кто тебя хранит хватит сил и желания делать это и впредь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments