Михаил Летуев (nord_traveller) wrote in russkij_sever,
Михаил Летуев
nord_traveller
russkij_sever

К студёному Белому морю

Оригинал взят у nord_traveller в К студёному Белому морю
Окончание. Начало здесь, здесь, здесь и здесь
Часть 5. Финал подходит незаметно
Экскурсия по сухогрузу, штормовое предупреждение, встреча с яхтсменами и под занавес – дорога домой. Завершился поход на надувной лодке СНЛ-8 «Кайнар» к Белому морю. Не так завершился, как изначально задумывалось, но всё равно было здорово.

1

Сошлись, как в море корабли
Не думаю, что руководители судоходных компаний настоятельно рекомендуют капитанам кораблей принимать на борт посторонних, причём, не в порту даже, а в открытом море. Поэтому на всякий случай точное название судна указывать не буду. Скажу лишь, что это однопалубный сухогруз «Беломорский» (судов такого типа и с аналогичным именем я видел несколько; отличаются они порядковым номером, который я здесь опущу), а капитана зовут, как и нас, Михаилом. Так он, во всяком случае, нам представился. А если кто догадается, о чём и о ком речь, так догадки, как говорится, к делу не пришьёшь. Тем более, по прошествии нескольких лет.
2

Мыс Карговский
2а

«Беломорский» стоял в заливе, выполняя рейс частного характера, никак не связанного с навигационной доставкой товаров. Какого конкретно, мы даже не пытались и выяснить. Во-первых, вряд ли бы получили ответ, а во-вторых, возможно, я вовсе бы сохранил эпизод с кораблём в тайне, ограничившись парой-тройкой фотографий, если бы эта история не имела для нас продолжения. Как в том походе, так и в перспективе.
3

3а

Привязанная к борту сухогруза «кайнарка» казалась горошиной у подножия скального утёса и полностью подтверждала слова Эйнштейна о том, что всё в мире относительно. Тёзка-капитан, в ответ на нашу просьбу сфотографироваться на фоне корабля, предложил подняться в гости и сбросил нам трап. Михаил сначала устроил довольно подробную экскурсию по судну, показывал оборудование, корабельные карты, позволил даже подержаться за штурвал. Позже, сидя в каюте, рассказывал о том, что морские перевозки убыточны и, несмотря на всю их значимость, государством практически брошены и имеют все шансы вовсе исчезнуть как вид. При том, что во многие уголки заполярного севера доставка продуктов и других товаров народного потребления до сих пор осуществляется, в основном, судами. Вот и выживают судоходные компании как могут.

Всё относительно
4

4а

4б

4в

Говорят: «Разошлись, как в море корабли». Но жизнь способна так порой переплести человеческие судьбы в пространстве и во времени, что разрушение фольклорных выражений покажется мелким пустяком. Мы и представить не могли, что окажемся на этом судне ещё раз. Спустя два года в порту Нарьян-Мара, когда дядя Миша уходил морским путём до Архангельска, а я помогал ему занести на корабль вещи, я заметил на борту знакомое название. Позже уже в пути старпом осторожно поинтересовался у Михаила, не он ли был одним из тех двоих, что однажды подплыли к судну на надувной лодке. Мы-то никого тогда, кроме капитана, не видели, в то время как остальные члены команды нас заметили и запомнили. Жаль, что капитан на «Беломорском» был тогда уже другой.
5

5а

Рассказанное выше описано в заключительной части наших ижемско-печорских приключений. Но случится это, повторяю, позже. А пока Михаил принёс под финал тёплого приёма совсем нерадостную весть. Со дня на день в Мезенской губе ожидался шторм, и сколько он продлится, неизвестно.
6

У бакена
6а

«Вы молодыми ушли, родимые наши…»
Михаил, изначально, планируя поход, рассчитывал выйти в море. Куда – не скажу, делиться неудачами, пусть и случившимися вне зависимости от тебя, не очень приятно. Да, двух-трёхметровую волну «Кайнар» выдержит, подобный опыт у Михаила есть. Но не шторм. Ждать у моря погоды не позволяло, во-первых, время, во-вторых, неизвестность. Решили второй раз скорректировать маршрут (впервые это пришлось сделать непосредственно в месте старта – посёлке Пинега, о чём я уже рассказывал в первой части) и пойти вверх по Мезени.

Мыс Масляный
7

7а

А побережье Мезенской губы не столь радушно, как населяющие его простые поморы, и совсем не предназначено, чтоб на нем можно было дожидаться погоды. Об этом мы узнали буквально через каких-то пару часов, остановившись и чуть было не застряв на мысе Масляный. Только причалили, как начался отлив, сделав вид мыса ещё более мрачным. Голые серые камни, на которых ни деревца, даже костёр не разведешь, ближайший лес километрах в пяти, не меньше.
8

8а

Кроме маяка, с появлением спутниковых навигаторов утратившего свои изначальные функции, на Масляном стоят две промысловые избушки. А чуть вглубь берега – крест с надписью: «Вы молодыми ушли в ваше вечное плавание и такими остались для нас навсегда, родимые наши». Кто вы, Михаил Малетин, Сергей Юрьев, Николай Дьячков, что произошло здесь 8 октября 1998 года? Пусть эта суровая земля будет вам пухом...
9

9а

9б

Зелёный фургон вокзала
Оставалось у нас граммов сто пятьдесят водки. Выпили за упокой тех, чьи жизни оборвались на Масляном мысе, и легли спать. Проснулись от мерной качки на волнах. Как хорошо, что Луна дважды в сутки совершает оборот вокруг Земли. Мы завели мотор и пошли. Подальше от этих гиблых и мрачных камней.
10

10а

10б

Расположен на правом берегу реки Мезень в 45 км от Белого моря и в 450 км от Архангельска. Основан на месте Окладниковой и Кузнецовой слобод в ХV – ХVІ веках, исторический центр Мезенского уезда Архангельской губернии. Известен как центр народного промысла – мезенской росписи по дереву, а также как одно из мест, где выпекают традиционные витые пряники – тетеры. В разное время здесь отбывали ссылку писатель Аввакум Петров (протопоп Аввакум), маршал Ворошилов, писатель Серафимович. Вот небольшая информационная справка о городе Мезени. Самого города я не увидел. Дядя Миша как владелец лодки, инициатор похода и капитан нашего небольшого экипажа настоял на том, чтобы самому пойти в погрануправление для дачи показаний и уплаты штрафа. А мне поручил оставаться на берегу и стеречь вещи. Поэтому единственное, что я видел, это уходящую в город грязную дорогу и некое подобие здания речного вокзала.

Река Мезень
11

Мы пришли в Мезень около часу дня. Пришли, надо сказать, удачно, здесь начинался отлив. Город расположен не на самой Мезени, а на впадающей в неё Тове, в которую чтобы зайти, нужно обогнуть несколько островов и кошек. Задержись мы минут на пять, до пристани пришлось бы добираться пешком по зыбучей муляке. Это прибывает вода медленно, а отступает моментально, а, пока не отступила, нужно успеть перевезти грузы и людей. Так здесь заведено.

Това в Мезени. Отлив
12

12а

Речной вокзал представляет собой металлическую коробку, когда-то, по всей видимости, бывшую фургоном грузовика. Внутри – грубо приваренные железные лавки. Да и какое здесь движение? Два раза в сутки – на приливе – паром на Каменку. На моих глазах по отступающей воде ушла последняя моторная лодка с коробками, перегруженными из почтового УАЗа. Теперь вода прибудет в Мезень только к одиннадцати вечера. К этому времени на пристани соберутся народ в ожидании парома на Каменку. Домой они попадут уже только к полуночи.

Речной вокзал в Мезени
13

13а

Ожидание вечернего парома
13б

И обещаю я сюда вернуться
Михаил вернулся, точнее, его довезли пограничники на своём УАЗике, часа через три с полным пакетом продуктов, удачно разрешившимся инцидентом и не очень обнадёживающей информацией. Мало того, что в погрануправлении подтвердили информацию о предстоящем шторме на море, так ещё и обрадовали тем, что выше Мезени река уже непроходима.
14

Решили отправляться в обратный путь. Тяжело, конечно, но решили, так решили. Значит, пошли.
В Каменке я пошёл за водой на колонку. Идти порядка километра, пока набирал пятилитровые бутылки, пожалел, что не взял фотоаппарат. Не потому, что посёлок чем-то отличался от других, просто колонка здесь – центр цивилизации и информации одновременно. Вся обклеена частными объявлениями, в основном предлагающими поездки на машине, микроавтобусе или перевезти груз до Архангельска.

Каменка
15

15б

Утром по пути в Мезень я спал и сквозь сон слышал, как Михаил с кем-то разговаривает. Оказывается, семейная пара из Северодвинска путешествовала на яхте и шла в тот момент в Каменку к родственникам или друзьям. Ни я, ни Михаил не помним, как их зовут, но если они прочитают эти строки, пусть вспомнят июль 2010-го, Мезенскую губу, чёрную надувную лодку и двоих человек – постарше с бородой и помоложе с короткой стрижкой. И откликнутся.

Яхтсмены, отзовитесь
16

Нас не обманули, шторм на море, действительно, поднимался. Когда мы шли через губу от устья Мезени до устья Кулоя, волна разыгралась неслабая. И ветерок поднялся – будь здоров. А что могло бы быть на следующий день, через день?

Не шторм, но волнение хорошее
17

17а

В Карьеполье идёт заготовка кормов для местного фермерского хозяйства. Посреди скошенного на высоком левом берегу луга стоят стога свежего сена. Бригада косцов обедает, но безо всякого спиртного. Трезвым будет и ужин: водку и другой крепкий алкоголь на время страды в местном магазине не продают.

Снова Карьеполье
18

18а

18в

Чуть повыше Карьеполья в Кулой впадает речка Немнюга. О том, что это именно Немнюга, говорит соответствующий информационный указатель. Честно говоря, такое я увидел в первый раз. Зашли туда, комаров покормили и щук на спиннинг половили.

На стенде слева написано: "Немнюга"
19

Немнюжский улов
19б

От Красного Бора на нанятой машине перевозим лодку и провиант в Пинегу. Там расплачиваемся за сохранённую «Мазду», обедаем с хозяевами, собираем вещи и… «И обещаю я сюда вернуться», - как поёт Александр Моисеевич. Потому что, спустя время, хочется ещё раз пройти по уже знакомым местам, при этом, открыть для себя что-то новое.

Поход окончен
20

20а

заключительная

Читайте также:

1. Несудоходный канал
2. Два Кулоя
3. Северная политика
4. Предъявите пропуск
5. Финал подходит незаметно
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments