Роман и Дарья Нуриевы (roman_i_darija) wrote in russkij_sever,
Роман и Дарья Нуриевы
roman_i_darija
russkij_sever

Category:

Пятидесятники Карелии: два раза по пятьдесят. Часть 1

Республика, едва дожив до девяноста, начала подготовку к празднованию векового юбилея. Но как ни торопится она, её опередили. Пятидесятники уже отслужили на карельской земле два раза по пятьдесят. Столетие своей церкви они скромно и без огласки отпраздновали в середине октября. Собрались со всей республики на окраине (выбрали город Сортавала), три дня молились и общались, а затем разъехались, так и не замеченные прессой. Сто лет назад это учение полулегально проникало к нам через Финляндию и Прибалтику. Их гнали и при царе, и при советах, но сейчас пятидесятники – одна из самых популярных религиозных групп. Как им живётся в наши дни, мы решили выяснить, посетив храм самого маленького района Карелии.

011

Содержание:
1. Гуманитарка с Запада
2. Самодеятельность
3. Благословение рюмок и финансов


Гуманитарка с Запада

У пятидесятников Лахденпохьи в этом году был праздник поменьше – двадцатилетие. Впрочем, в местных масштабах не такой уж и маленький: ведь это старейшая религиозная община райцентра. Опередили они и лютеран, и даже православных.
– Сначала, в девяностые, много людей было, – рассказывает пастор Александр Черногородов, – но в основном это были люди, которые приходили за гуманитаркой. Потом как-то перекрыли это дело, и всё… Сразу так, резко.
– Вы, наверное, почувствовали тогда номинальность многолюдной общины?
– Да. Сразу такой ропот… Вот и получилась проверка, как говорят, на вшивость.
Теперь «полтинников» не наберётся и пятидесяти: в списки внесены 42 человека. Большинство жителей района крестится всё же у здешнего попа Цапа. Но на этом погружение в православную традицию чаще всего и заканчивается. До отпевания. Так что 42 активиста – цифра, завидная и для Цапа. Ему да патриарху приятнее считать поголовье крещёных, а вот социологи, выставив барьер посещаемости храма хотя бы два раза в месяц, показали: регулярных участников православного богослужения в России примерно полпроцента населения . Это сравнимо с участием россиян и в протестантских практиках .
Быть потребителем духовной гуманитарки с Запада не очень патриотично. Пятидесятники не успели, не сумели, а может и не хотели срастись с государством. Наверное, поэтому их обзывают «сектантами», а лютеран (тоже ведь протестантов) нет. Так и живут наши герои меж Россией и Финляндией, меж двух вер, ставших национальными традициями.

001

Среди обветшавшего, неряшливого… одним словом, бывшего финского городка молитвенный дом пятидесятников смотрится неожиданно воскресшим уголком Запада. Особенно летом – на фоне ровной зелёной травы и чистого голубого неба. Ухоженность и, не по-нашенски, отсутствие забора. У входа коврики с финским «вялькоммен» и обычные их щётки для чистки обуви.

002

Прихожая. Где наши обыватели рассчитывают купить свечек, там вешают куртки и надевают тапочки.

003

Нам поясняют:
– В церкви мы не можем продавать ничего. Это была бы предпринимательская деятельность.
Внутри никаких икон, только большой крест на стене.

004

Так что свечки ставить некуда. Ряды лавок говорят о том, что здание построено навырост: на них вполне могло бы усесться пять таких общин.
Храм спроектировали шведы, а дизайн вдохновила местная природа. На молящихся смотрит носом настоящая лодка, вместо снастей свисают провода микрофонов. Когда-то она плавала по Ладоге, теперь это кафедра проповедника. А вот фон остался прежним: поросшие хвойным лесом холмы, деревянные гаражи для лодок на берегу озера. Только теперь всё это – гипсовый рельеф во всю стену. Продолжение пейзажа за окном не дают разглядеть матовые стёкла. Тут же пианино, альпийская горка, имитация домика, скрывающая подсобку. Похоже на декорации, да и вместо алтаря – сцена.

005

Мы пришли к репетиции хора.

006

Незатейливые песни о Боге любят все протестанты, они даже заимствуют друг у друга репертуар. Но есть и то, чем славятся именно пятидесятники: «говорение на языках». Скептики объясняют этот феномен истерическим расстройством, православные склонны считать его беснованием, а сами харизматы ощущают схождение Святого Духа, как у апостолов в пятидесятый день после Пасхи. Апостолов, хотя они говорили на реально существующих языках, общественность посчитала пьяными. Нынешние пятидесятники зачастую производят и худшее впечатление. «Kогда на вас нисходит Святой Дух, то вы будете простерты на полу, вас прошибет пот, из носа, простите, полетят сопли» : начитавшись подобного в Интернете, мы с опаской поглядываем по сторонам.
На часах уже десять. Сейчас начнётся… Но нам сообщают:
– Пастор задерживается, колесо пробил.
– Служба будет позже?
– Нет, мы без него начнём.
Демократично. Тут и пастор не назначается епископом, а избирается совершеннолетними верующими. Проголосовать могут даже за женщину, как в соседнем районе. Опаздывающий Черногородов избран бессрочно, однако новый устав общины ограничит полномочия пастора четырьмя-шестью годами. Членское собрание принимает и все прочие важные решения в жизни общины. Неудивительно, что службу могут провести самостоятельно.

Самодеятельность

С началом молитвы все чинно встают: мужчины справа, женщины слева.

007

Хористки перемежают пение импровизированными молитвами. Говорят эмоционально, а фортепьяно, подстраиваясь под прозу, звучит медленнее и сентиментальнее. Как мы узнаём позже, пианистка Ангелина тоже импровизирует – исходя из своего вкуса и настроения. Со времён Баха протестантская музыка несколько изменилась: то, что мы слышим, напоминает старую добрую эстраду, вроде «Аббы». Молящиеся настроены на одну волну с музыкантшей, а рэперы и рокеры наверняка обходят собрание стороной.
Медляки чередуются с песнями поэнергичнее. Кое-кто начинает хлопать, некоторые поднимают правую руку, а один парень застывает в позе «превед, Медвед».

008

На стену за пустующей кафедрой-лодкой направлен луч проектора, подсказывающего текст.

009

Справа, возле домика, ходит туда-сюда мужчина, делающий пометки в Библии. Это Игорь Цалиев, глава реабилитационного центра, готовится сказать слово.

010

Приходящие позже, не стесняясь опоздания, здороваются, обнимаются. Быстро проходит к сцене пастор Александр. Малиновая рубашка заправлена в брюки. Галстук белым узлом имитирует колоратку, а ниже пестрит надписями «Верю в Иисуса Христа, Сына Божьего». На золотистой заколке – имя Jesus, которого как раз просят: «Царствуй в нашем городе, в нашем районе, во всей Карелии».
Пастор занимает кафедру.

011

Служба не короче православной: мы чувствуем, как рассеивается внимание. «Аминь или как?», – встряхивает проповедник аудиторию. Он только что вернулся из отпуска, и рассказывает в основном об этом. Затем предлагает уступить микрофон: «Кто желает посвидетельствовать во славу Господа нашего Иисуса Христа?». Становится понятно, что рассказ об отпуске тоже был свидетельством. Но никто почему-то не спешит. Заминку прерывает концертмейстер Ангелина: «Я много и часто свидетельствую вам…». На сей раз она говорит о своём юбилее и профессиональном празднике – дне учителя. Выходит Игорь с Библией. «Какой псалом читали, Саша?», – обращается он к пастору. Наверное, псалом мог быть любым. Игорь в курсе всех новостей: «потеряны нравственные устои», «пропагандируются однополые браки». Недавно слышали то же на молитвенном собрании у баптистов. Ну а православные борются за нравственность и словом, и делом, помогая ОМОНу разгонять московские гей-парады. Однако едва ли в Лахденпохье найдётся хоть одна пара, жаждущая однополого брака…

Благословение рюмок и финансов

Молитва продолжается. Современный русский язык звучит непривычно: «Благослови эти финансы, эти пожертвования, эти десятины, Господь». Брат обходит собрание с карнавкой.

012

Фоном звучит песня «Даром, даром Бог даёт спасенье, / Даром, даром Бог даёт прощенье». Кто-то в этот раз отдаст и десятину: её уплата не контролируется. В руки пастора не попадёт ничего. «Комиссия, которая собирает пожертвования, считает их. Потом сдаём деньги в банк, у нас там счёт», – пояснит нам Александр.
Сегодня собирают трижды. Второй раз – на ремонт крыши неимущим лахденпохцам, о которых Игорь вычитал «ВКонтакте». Третий – на общий обед после собрания. У бабушки, пришедшей в летних туфлях и трико, две лепты было, а на третий сбор не хватило.

013

Вдовица улыбается сборщику беззубым ртом. Конечно, покормят и её.

014

Тем временем на кухне сестра Екатерина слушает богослужение через динамики. У неё много работы: «Обычно после службы чай, но сегодня будет обед, потому что празднуем дни рождения». На столе дожидается трапезы огромный домашний торт.

015

Александр снова проповедует, а потом молится, зажмурив глаза. Берут микрофон и другие, но он не перестаёт напряжённо шептать.

016

Служба достигает кульминации. К причастию подходят те, кто сам чувствует себя «в мире с Господом и ближними». Как именно примиряться: лично, исповедуясь пастору или открыв грех перед всей общиной – тоже решают самостоятельно. Причащаясь кусочками хлеба и вином из рюмочек, не перестают улыбаться друг другу. Пастор выпивает свою последним.

017

Мы переглядываемся: служба закончилась, а Дух так и не сошёл… «Вы разочарованы? Говорение на языках – это ведь дар, а не самоцель», – поясняет Александр и зовёт нас на трапезу. Там сосед по столу признается, что его воспитание скорее баптистское, да и вообще «в Америке на службах и танцуют, и что хочешь. А наши люди закомплексованны, они и руку-то стесняются поднять».

Оригинал взят у roman_i_darija в Пятидесятники Карелии: два раза по пятьдесят. Часть 1

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment