Роман и Дарья Нуриевы (roman_i_darija) wrote in russkij_sever,
Роман и Дарья Нуриевы
roman_i_darija
russkij_sever

Пятидесятники Карелии: два раза по пятьдесят. Часть 2

Республика, едва дожив до девяноста, начала подготовку к празднованию векового юбилея. Но как ни торопится она, её опередили. Пятидесятники уже отслужили на карельской земле два раза по пятьдесят. Столетие своей церкви они скромно и без огласки отпраздновали в середине октября. Собрались со всей республики на окраине (выбрали город Сортавала), три дня молились и общались, а затем разъехались, так и не замеченные прессой. Сто лет назад это учение полулегально проникало к нам через Финляндию и Прибалтику. Их гнали и при царе, и при советах, но сейчас пятидесятники – одна из самых популярных религиозных групп. Как им живётся в наши дни, мы решили выяснить, посетив храм самого маленького района Карелии.

022

Содержание:
4. Если лебедь полюбит ворона
5. Альтернативные службы
6. Реабилитированы прижизненно


Если лебедь полюбит ворона

Россияне консервативны, даже если они протестанты и получают духовную гуманитарку. Это касается не только гомофобии и сомнений в необходимости женского священства. Например, пятидесятники из Финляндии удивляются тому, что в Лахденпохье могут отлучить от церкви за межконфессиональный брак. Пастору приходилось открывать Библию, чтобы убедить зарубежных коллег. О порядках в общине он рассказывает и нам:

– У нас есть церковное дисциплинирование. Сначала на замечание поставить, если жизнь не соответствует Священному Писанию. Когда человек не слушается и всё равно делает по-своему, тогда отлучение. Это не значит, что он не может ходить на собрание: может, но не участвует в таинствах. И за руку приветствоваться с ним нельзя, и кушать вместе. Всё это делается для того, чтобы устыдить, чтобы он одумался и вернулся.

– А что происходит в семье отлучённого? Как тогда решается вопрос с той же едой?

– Я не могу прийти в семью, над ними стоять и говорить: «А вы не должны вместе кушать». Всё зависит от личного понимания людей. Однажды отлучили одну сестру, которая вышла замуж за неверующего человека. Мама этой девушки очень заступалась за неё, и стала много негативного говорить о церкви. Пришлось и маму поставить на замечание. Недели не прошло, как мама покаялась перед всеми. А девушке я сказал: «Мы уже не будем молиться о разрушении ваших отношений. Этого не будет, потому что союз уже совершён. Мы не имеем теперь права влезать».

018

Казалось бы, сердцу не прикажешь. Но пастор считает иначе: «Не может лебедь полюбить ворона. Они совсем не подходят друг другу». Коль полюбил неверующего – значит, не такой уж ты и лебедь. А к христианам других конфессий пятидесятники лояльны только тогда, когда те действительно живут церковной жизнью, а не просто раз в году красят яйца.

– Не секрет, что именно в так называемых традиционных церквях всё для галочки. «Я православный» – и всё на этом, а по сути неверующий человек.

– Значит, смешанные браки иногда допускаются?

– Просто мы не проводим церемонию венчания для таких браков. Только благословляем.

Зато венчает поп! За чаем разговорились с Алексеем – пятидесятником в третьем поколении. На службе молодой человек без жены: она православная. Чтобы батюшка поженил, пришлось пообещать крестить у него детей. Для православной стороны это принципиально, а протестантам всё равно: главное – это тот выбор, который будет сделан в сознательном возрасте.

019

Алексей и сам подумывал о переходе в православие, хотел даже поступить в семинарию. Но не стал:

– Я понял, что у православных очень жёстко, они не имеют права думать. С точки зрения чистоты веры это хорошо, но с точки зрения здравого смысла – нет. Я хочу делать свои ошибки сам.

Молятся теперь с женой, не упоминая Деву Марию. А посты она всё равно соблюдает не все, потому что любит мороженое.

Альтернативные службы


Еда то объединяет, то разделяет христиан. Когда в Лахденпохью приезжает много финских гостей, пятидесятники помогают лютеранам печь пирожки к празднику. А вот с православным священником Цапом каши не сваришь, хотя пастор регулярно видится с ним на собраниях в мэрии:

– Мне кажется, что батюшка ведёт себя на комитетах как-то вызывающе. Почему-то мы не можем сотрудничать. Я его приглашал в реабилитационный центр, чтобы он какие-то свои занятия вёл, помогал людям выйти из тупика.

– А чиновники идут на сотрудничество с вами?

– Да. Нас не притесняет никто.

Нет, по словам Александра Черногородова, и конфликтов с местными жителями. Но мы помним о недавних протестах из-за строительства пятидесятнического храма – в бунташной Кондопоге. Потому идём проверять. Соседи будто сговорились: к храму привыкли, ничем не мешает.

020

Остаётся самим припоминать, какие у христиан могут быть трения с миром. Спрашиваем пастора:

– Допускается ли у вас служба в армии?

– Наша церковь молодая, дети только сейчас подходят к армейскому возрасту. Я бы рекомендовал не давать клятву, ведь есть такая заповедь. Поэтому альтернативная служба была бы лучше, хотя тяжело идти против течения.

Говорим и о пошедших против течения: только отнюдь не в армию, но тоже на своего рода альтернативную службу. Несколько человек, хотевших молитвы «погорячее», дезертировало в церковь «Посольство Божье» (есть в маленькой Лахденпохье и такие послы). А вот правдоискателя Вадима пастор забыл. Мы находим его сами, у местных лютеран:

– Лютеранством раньше и не интересовался особо, варился в пятидесятнической церкви. Поскольку я музыкант, то больше в голове музыка. Ушли с супругой из-за лицемерия руководства (не всех). Они с кафедры ругали, например, за то, что прихожане не были в воскресенье на служении. Типа надо всё бросить, семью и работу – на второй план, приди на собрание, хоть кровь из носу... А когда сами по подобным делам не присутствовали, так это и не обсуждалось. Как только я указал им на «брёвна» в их глазах по конкретным фактам, то тут же был снят со служения: просто так, после того, как двенадцать лет был музыкантом в группе прославления…

Что ж, разделения – естественное явление в условиях религиозной свободы. Уходят не только люди с вороньим нутром, по бытовухе, но и птицы более высокого полёта, иначе видящие свою траекторию. А ведь значительную часть векового пребывания на русской земле пятидесятники провели в вынужденном союзе с баптистами. Сбиться в одну стаю и не крякать приказала советская власть. Тогда и говорение на языках вдруг пресеклось, ведь у баптистов это не принято.

Реабилитированы прижизненно

Ознакомившись с храмом и его кухней, мы не можем пройти мимо социального служения общины – работы с алкоголиками и наркоманами. Реабилитационный центр разместился в здании бывшего мебельного магазина. Церковь выкупила его три с половиной года назад. Названия учреждения не видно. Красиво написанная от руки табличка гласит: «Бог есть Любовь».

021

Из трубы деревянного дома заманчиво вьётся дымок. Внутри действительно жарко натоплено. Всё на виду: в одном помещении – и двухэтажные кровати, и кухня, и столик с телевизором.

022

При входе висит распорядок дня.

023

Правила тут строгие. Подъём около шести. Запрещено иметь деньги, литературу, пользоваться телефоном, общаться с посторонними. Переписка – только с родными. «Письма от друзей уничтожаются. Вся переписка проверяется». И так – год. Из тридцати человек выдержало пять. Ещё четверо прошли краткий восстановительный курс. Пятеро пытаются преодолеть себя прямо сейчас. В основном – не местные: из Петрозаводска, Ухты, Москвы.

024

Всех мы видели на службе. Но подозрения в вербовке адептов уже развеяны пастором Александром:

– Мы не преследуем цели, чтобы они присоединились к нашей церкви. Цель – помочь людям выйти из своего пике, так скажем. Чтобы они стали полноправными членами общества. Ну а если они захотят, то они могут стать членами церкви. Поэтому и к православным я обращался уже давно, и директор в прошлом году обращался, приглашал к сотрудничеству.

025

Работник центра знакомит нас с подопечными, показывает нехитрое хозяйство. И вдруг вспоминает о юбилейных мероприятиях в Сортавале:

– Хотел поехать. Но мне говорят: «Кто же тебя здесь заменит?».

Реабилитанты откликаются задорно, как комсомольцы из советского кино:

– Так давайте все вместе поедем!

И поедут. А нас вдогонку просят выслать фотографии. Забыв, что не положено.

Оригинал взят у roman_i_darija в Пятидесятники Карелии: два раза по пятьдесят. Часть 2

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments