Данила Ланин (d_lanin) wrote in russkij_sever,
Данила Ланин
d_lanin
russkij_sever

Categories:

Оятская керамика



На Ояти множество отмелей, и повсюду среди гальки разбросаны черепки, на каждый квадратный метр их приходится не меньше десятка. Сколько битых горшков должно было попасть для этого в реку – не могу представить, по самым осторожным прикидкам выходят тысячи штук. В любом месте деревни стоит копнуть землю – на лопате обязательно окажутся два-три керамических осколка. Гончарное ремесло было вторым по значению после лесозаготовок приработком в Приоятье, где полноценное сельское хозяйство вести невозможно, а из ресурсов в наличии только лес, река и глина нескольких сортов. В сети нашелся неплохой очерк по истории промысла, к нему и отсылаю интересующихся подробностями. На фотографиях же – не то чтобы личное собрание, это слишком громко звучит, а просто те образцы местной керамики, которые оставались в избе (точнее, валялись в подполе и на чердаке), плюс несколько любопытных экспонатов краеведческого музея в Алеховщине.


Начать, конечно, хочется со свистулек. Их у нас три, одна современная (в Алеховщине с 1970-х пытаются возобновить гончарное производство, окончательно умершее во всем Приоятье к началу 1930-х; сейчас этим занимаются ООО "Оятская керамика" и детский "Центр возрождения ремесел") и две подлинные.


Классическая оятская свистулька-курочка, покрытая глазурью, нашлась на сеновале. Отлично свистит, несмотря на небольшой скол. Собственно говоря, других традиционных форм свистулек и не было, насколько я понимаю, а все нынешние собачки, лошадки и неведомы зверушки - это уже плод фантазии современных гончаров. Свистулька должна быть птицей, это же очевидно. Где вы видели свистящую лошадь?


Вторая курочка, побольше, была найдена этим летом как раз на отмели, прямо посреди реки. Долгое пребывание в воде на пользу ей не пошло: вся глазурь облезла, сама она уже слегка обточена течением, весь песок вытрясти не удалось, поэтому свистит посредственно.




Ну и новодел. От традиции, как видим, довольно далеко, но кого сегодня прельстишь обобщенными курочками? А такое, наверное, хоть как-то продается. Их теперь еще и расписывают цветочками, в подражание дымковским игрушкам, только по красной глазури. Но мы выбрали самую простую, без глазури и росписи.


От игрушек переходим к посуде. Последним назначением этой большой бутыли было хранение дегтя для смазки тележных колес. Рядом с обломками телеги она и лежала. Каково ее первоначальное назначение - определить затрудняюсь.


Горшок такой формы называется кубышкой. В кубышках было удобно держать монеты, отсюда второе, более известное сегодня значение слова - "копилка". Основное же назначение кубышки - хранение растительного масла, олифы и т.п.


Еще одна кубышка, побольше и целиком облитая яркой оранжевой глазурью.


Рядом с ней еще одна, наиболее типичная: в алеховщинском музее именно такие и представлены. Она еще больше, глазурь кирпичного цвета и покрывает только верхнюю часть горшка. Обе тоже использовались для дегтя, поэтому плотно заткнуты пробками: деготь страшно вонюч и плохо отмывается.


Это полевик, в котором брали с собой питьевую воду на покос, в поле и т.д.


Небольшой ковшик. Форма очень популярная: таких же ручек, только отбитых, я находил в реке и в земле десятки.


А этот горшок уже явно относится к столовой посуде.


Рукомойник тоже подборский, но живет в городе, украшает мамину кухню. У него две ручки, за которые он подвешивался на веревке, и два носика, чтобы можно было его наклонять в любую сторону.


Наконец, самый известный тип горшков - кринка. Она, как все знают, для молока.


Чтобы особенности оятской керамики стали яснее, приведу для сравнения еще одну кринку, тоже северную, но уже из Заонежья. Отличия очевидны, и дело вовсе не в пропорциях (они и в одном регионе могли очень сильно различаться, тут каждый мастер находил свои решения). Отличается сама глина, отличается состав и цвет глазури, но главное - работа более тонкая, технология сложнее и отточеннее. По сравнению с заонежской, да и среднерусской керамикой оятские изделия выглядят грубоватыми и какими-то первобытными, но в этом есть свой шарм.


Кроме посуды, игрушек и печных кирпичей, из обожженной глины на Ояти иногда делали самые неожиданные вещи. Это, например, грузило для сети.


Из Подборья перемещаемся в волостной центр. Так выглядит отдел керамики Алеховщинского музея. Старые вещи здесь стоят вперемешку с новыми.


Большое расписное блюдо явно местное, но совсем не похоже на типичные крестьянские изделия. По-видимому, это продукция Новосельского завода, о котором говорится в статье по ссылке. Завод точно был, местные его помнят, не осталось от него ничего, кроме куста смородины на месте дома управляющего. От самого Нового села сохранились две пустые избы в глухом лесу. От соседней деревни Кондрашово, где тоже жили рабочие Фока, не уцелело и бревна: она полностью сгорела в начале 1960-х. Сейчас там сосновый бор.


Очень большой горшок непонятного назначения. Материал необычный, комбинация керамики с берестой. Игрушки рядом с ним - современные.


Этот красный командир относится к самым последним годам существования старого гончарного ремесла на Ояти. Игрушки по бокам новые, сделаны детьми в "Центре возрождения ремесел".


Работы учащихся.



Фирма "Оятская керамика", созданная при участии ленинградских художников-керамистов еще в советское время специально для возрождения традиционного народного промысла, в 1990-е переключилась на производство фарфоровых изоляторов и другой технической керамики. Потом там был пожар, и сейчас они вроде бы опять возвращаются к сувенирам и посуде. Честно говоря, в большое и светлое рыночное будущее алеховщинской декоративной керамики мне верится слабо, но что за нее борются - уже хорошо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments