February 1st, 2012

"Закон Колымский".



Я тут про «колымский закон» упоминал. В смысле, обычая совместного застолья, а не свода правил в уголовной среде или тайге/тундре, что далеко не одно и тоже. Не без помощи знающих людей, уточняю.

На Колыме и на Чукотке, люди его блюдущие, первый, второй, и третий тост пьют вместе. Тут, всё «как у людей»: по поводу события, со свиданьицем, с днюхой… Потом, каждый сам наливает, или не наливает себе, столько, сколько считает нужным. Особенно, если мужики одни за столом встретились, как говорится «в обыденку».
Хотя, если с застолье с барышнями, и случай торжественный, то и само застолье мало чем отличается от нам более привычного. Но, напрягают не пьющего или пьющего по своему разумению, гораздо меньше. То есть, здесь не услушишь: «ты нас не уважаешь»…

Не знаю как вам, а мне такой подход очень даже. Хотя, по первости, не зная, непривычно. Как, было, жалился мне один московский приятель, с которым прошлой чукотской весной там встретились: «Ты, говорит, представляешь. Сидит напротив, наливает себе и пьет коньяк в одну харю. А я сижу, слюни глотаю, не понимаю, что не так…» Это он про Славу, у него дома.
У того на материке тоже непонятки случаются. Когда в компании, не дожидаясь предложения, берет и сам себе наливает, по желанию и потребности, иные смотрят косо, типа: «Вот, какой-то бичара, в компанию благородную затесался…»
В общем, и смех и грех. Или: «В чужой монастырь…», - и так далее.

На Камчатке, кстати, тоже обратил внимание на особенность в этом же плане. Это когда люди, хотя и разные, но ехавшие, например,  по зимнику вместе, за одним столом сидя, могут обособится в некую «элитную» компанию, «не замечая» остальных присутствующих. Как мне кажется, это подражание некой «элитарности» обособленно держащейся здесь «касты» вертолётчиков. Или в чём не прав? Тогда, кто знает, поясните, как это воспринимать.

Череповец на снимках Прокудина-Горского и 100 лет спустя

Летом 1909 г. Прокудин-Горский совершил свою первую экспедицию при поддержке императора, целью которой было запечатлеть весь Мариинский водный путь от Шлиссельбурга до Волги. Целью съемки были не только каналы и шлюзы, но и духовные святыни - многочисленные храмы и монастыри северной России.
Одним из конечных пунктов на этом пути был г. Череповец, в то время тихий уездный центр с населением менее 10 тыс. человек, жители которого занимались, главным образом, обсулужиеванием судоходства по Мариинской системе.
Здесь фотограф сделал всего три снимка.

"Вид на г. Череповец", 1909 г.:


Снимок сделан с противположного берега Шексны. Слева на Соборной горке стоят два главных храма города, Троицкий (1782-1792 гг.) и Воскресенский соборы (1732-1756 гг.). Это древнейшая часть города на слиянии Шексны и Ягорбы, место бывшего Воскресенского монастыря, основанного ещё в 1352 г.!

Посмотрим, как всё изменилось за прошедшие 100 лет, точнее, 102 года.
Collapse )

Зачарованое Анкушино

Не так давно мы распрощались с Загарьем и теперь с чистой совестью продолжаем изучать Старый Юрьянский тракт, точнее возвращаемся домой, чтобы снова вернуться. Нас заждалось село Анкушино, а путь туда неблизкий и требует более серьезных приготовлений.


Моя дорога в Анкушино особенно затянулась-растянулась аж на полтора года. Прошлой осенью мы с мои другом Серегой впервые решили отправиться туда. Хотя идти-то всего-ничего, пяток верст от тракта через лес, и ты на месте, но не тут-то было, да и маршрут мы тогда выбрали своеобразный.
Collapse )

Онежская роспись

Оригинал взят у brigitta_z в Онежская роспись
Бытовала в нижнем течении реки Онега. Судя по тем образцам прялок, которые сохранились, они были около 90 см в высоту, с узкой лопасткой, скругленные углы. Сюжет: вытянутая ветвь-древо с розанами, большие, широкие зеленые листья. Другие прялки украшены яблоками с лепестками,  фон - голубой, коричневый, темно-зеленый. Цветовая гамма элементов: красный, белый, зеленый, желтый, черная оживка. Для росписи характерны птицы, чаще белые.

На картинках - современные работы...



Collapse )