January 18th, 2015

печаль

"Левиафан" Звягинцева

medinsky

Мнения о «Левиафане» Звягинцева разделились предсказуемо. Российскому министру культуры «в душу наплевали», и он больше не хочет давать денег на фильмы о «рашке-говняшке» – а западные кинокритики дают золотые глобусы и пальмовые ветви. «Новая газета» злорадствует, мол, «всё давно сдохло, включая левиафана» – а информационное агентство «Новороссия» отплёвывается: «Мертвечина». Завидное единство противоположностей.

Звягинцев собирался перенести в русский климат то ли американского бунтаря Марвина Химейера, то ли библейского страдальца Иова. В результате от режиссёрской задумки остался только дурной климат. В котором даже ружьё, вопреки законам драматургии, и то не выстрелило. Главный герой Коля (он же Марвин, он же Иов) – не бунтарь и не терпила, он никакой. В остальном режиссёр, наоборот, переигрывает. Переиграй он только с водкой, было бы ещё простительно. Но картонные злодей-мэр и злодей-митрополит не простятся ему ни в этом веке, ни в будущем. Российская действительность куда трагичнее развесистой клюквы Звягинцева.

Collapse )